Любой пишущий человек хочет охватить максимальную аудиторию: естественное желание, чтобы твою книгу узнали, прочитали, запомнили. Хотя, нужно признать, что не все готовы к большой аудитории, и нередко бывает так, что писатель «пишет в стол». Но мы говорим о массовом тренде, когда о «бестселлиринге» мечтает большинство.

В начале нулевых в Казахстане активно раскручивали книгу Коэльо, где главный герой был родом из Казахстана. Неудивительно, что эта книга обрадовала казахстанцев, ведь мы не так знакомы миру, и то, что известный писатель, автор многих бестселлеров, выбрал героя из нашей страны, льстило нам. Книга получилась куцей, как и сам герой, казах Михаил. Но речь не об этом. Интересен феномен самого автора, Паоло Коэльо, и популярности его книг. Ведь, положа руку на душу, книги писателя являются простыми и незатейливыми, а с точки зрения литературной критики – далеко не шедеврами. Тем не менее, Коэльо даже вошел в «Книгу рекордов Гиннесса» как самый продаваемый автор, а его «Алхимик» стал самой продаваемой книгой в Бразилии и самой популярной в истории на португальском языке. Его произведения с завидной частотой входили в списки самых топовых книг по всему миру.

Опять же, о вкусах не спорят. Возможно, читателям нравится не столько простота и незатейливость суждений писателя, сколько умелое переписывание старых, но вечных истин. В то же время, ряд других авторов, современников Коэльо, намного более талантливых, чем растиражированный писатель, даже близко не приблизились к масштабам его славы. Что уж говорить о наших соотечественниках…

Что же, в свою очередь, происходит на нашем казахстанском рынке? Можно ли в принципе говорить о национальных бестселлерах на книжных полках страны, когда все забито иностранной литературой? Фактически, все мы, казахстанцы, являемся вторичным рынком и получаем адаптированные новинки из других стран. Тот же Дэн Браун, безвкусица на взгляд серьезных литераторов, обрел у нас бешенную популярность. Тем самым мы повторили всемирный хайп, переданный тем же вторичным образом.

Вообще, нужно признать, что у нас стали больше писать и печатать. Но говорить о бестселлере – пока рано. Ведь наши читатели почему-то априори считают плохим все то, что написано у нас, дома. И жалкие 500-1000 экземпляров максимум тиража у нас порой пылятся годами в книжных магазинах. Это относится и к книгам автора.

По сути у нас нет инфраструктуры создания бестселлеров. А ведь на мировом рынке работает целая индустрия, чтобы книгу сделать хитом. У нас же каждый автор предоставлен самому себе: он пишет, редактирует, печатает и развозит в магазины. Причина - книги не окупаются.

Несколько известных изданий у нас в стране – это всего лишь шум в соцсетях. Нет, не шум, а, скорее, небольшой отзвук, не нашедший отклика в сердцах читателей. С редкими исключениями, каким стал, например, популярный не только в Казахстане, но и в России автор, казахстанец Данияр Сугралинов. И все это происходит на фоне всеобщего падения спроса на печатную литературу, особенно художественную, и доступности бесплатных электронных версий в Интернете.

И, все же, есть один кейс, связанный с именем известного… точнее, известной продюсера и актрисы. Нетрудно догадаться, что речь идет о Баян Есентаевой, ныне уже Баян Максаткызы. Тираж, по словам автора, достигал 25 000 экземпляров. Это беллетристика, рассказывающая о жизни самого автора, с великолепной, агрессивной подачей товара, что сделало книгу своеобразным бестселлером на нашем рынке. Здесь были использованы все методы маркетингового продвижения. Но не только мастерством продвижения можно объяснить этот случай редкого, и в некотором смысле – неординарного «бестселлинга», но и популярностью самой личности, которая создала байопик. В любом случае, это интересный феномен в нашей книжной отрасли.

Но маркетинг, реклама – это лишь составляющие успеха. Сам феномен «бестселлинга» заключается еще и в чем-то другом, едва уловимом. Феномен успеха книги пытались исследовать многие литературные эксперты. В современном книгоиздательстве очень интересен случай с книгой Ларссона Глита. Никому доселе неизвестный политик из Швеции, в мировой литературе совершенно непризнанная фигура, вдруг произвел фурор на мировом рынке. Его «Девушка с татуировкой дракона» неожиданно для всех стала бестселлером. Издание покупали по всему миру, люди разных национальностей, возраста, пола и вероисповедания. Хотя, сама книга не является чем-то примечательным – написанная плохим языком, с неправильной стилистикой, бедным языком. В добавок ко всему она была еще и неудачно переведена.

Конечно же, авторы книг «Код да Винчи», «Пятьдесят оттенков серого» -люди более известные, чем тот же Ларссон. И рекламная кампания у этих книг была куда более масштабной. Но, как говорилось выше, успех кроется еще в чем-то другом, в некоем секретном «коде бестселлера». И этот самый «код бестселлера» взялись изучить американские гуру литературы - Джоди Арчер и Мэттью Джокерс, применяя компьютерные технологии. Программа изучала стилистику, подбор слов, структуру, синтаксис и многие другие параметры произведения. И, как заявляют авторы, благодаря программе им удалось на 95 процентов предугадать, что в топ бестселлеров попадут «Инферно» Дэна Брауна, «Линкольн для адвоката» Майкла Коннелли, дебютный роман Кейт Джейкобс «Вязание по пятницам». В этом случае выведенная формула «кода бестселлера» безошибочно сработала. Но насколько можно доверять результатам этой программы? Вопрос спорный!

В большинстве случаев угадать «код бестселлера» все же невозможно. Это необъяснимый феномен. Конечно же, здесь свое влияние оказывают многие параметры, в том числе, хороший сюжет, проработанные персонажи, структура, логика и многое другое. Но, из примеров выше мы видим, что не все состоявшиеся бестселлеры отвечают этим критериям. А магию, которая лежит в основе успеха той или иной книги, экспертам точно не удалось предугадать.

Ведь не только ради успеха пишут писатели. Они пишут, потому что элементарно не могут ничего не писать. «Зуд писательства» не дает человеку покоя, а что выйдет из этого зуда, образец дешевого графоманства или шедевр – судить читателю. А здесь уже магия, что называется, рецептивная, где значимостью и бестселлингом книгу награждает сам читатель.