Несмотря на то, что времена суровых мужчин в кожаных куртках канули в Лету, тема криминала в отечественном кино по-прежнему остается актуальной. Собственно, по этому поводу, было решено сделать небольшой экскурс в «казахстанскую историю преступлений». Разумеется, в кино.

Повальная мода на криминальную тему началась в новейшей истории казахстанского кино после выхода «Рэкетира» Акана Сатаева. Нет, разумеется, поколение «30+» вспомнит и «Балкон», и «Фару», и первый отечественный истерн «Тот, кто нежнее», и даже «Киллера» Дарежана Омирбаева. Тем не менее, все эти картины скорее были рефлексией на суровое настоящее, нежели осознанным коммерческим продуктом, нацеленным на кассовый успех.

С «Рэкетира» же, в принципе, началась та самая новейшая история казахстанской кинокоммерции. Созданные Саятом Исембаевым и Муратом Бисенбиным образы моментально ушли в народ. Да так крепко застряли в головах казахстанских зрителей, что до сих пор в аккаунтах актеров можно встретить обращения к Руслану и Саяну, заканчивающиеся непременным «брат».

Более того, Сатаев продолжил историю своих героев в своеобразном мидквеле (который при этом противоречит сюжетной линии оригинального фильма) между двумя «Рэкетирами» - сериале «Братья», где персонажи Исембаева и Бисенбина пересекаются с одним из трех братьев. Параллельно оба актера сыграли своего рода пародию на своих героев из «Рэкетира» в фильме «Сказ о розовом зайце», который многие тоже считают криминальной драмой, хотя это и не совсем справедливо. Впрочем, фильм Фархата Шарипова стал не менее популярным, чем «Рэкетир», и до сих пор считается одной из самых топовых отечественных картин.

Понятно, что снимая «Рэкетира», Сатаев создавал в своем роде рефлексию на завершающуюся в тот момент моду на романтизацию криминала в кино, возникшую благодаря телесериалу «Бригада» и драме «Бумер». А вот волну аналогичных проектов, в свою очередь, смело можно назвать откликом на «Рэкетира». Примечательно, что добиться статуса культового (который прочно закрепился за фильмом Сатаева) не удалось никому. Более того, проекты типа «Обратная сторона», «Лавэ», «Цугцванг» и так далее ужасали своим качеством и, скорее, гасили моду на заданную тему, чем поддерживали ее.

Сам же автор канонического казахского кино о бандитах развил тему в «Заблудившемся» и «Ликвидаторе» (которые уже были больше психологическими триллерами, нежели криминальными драмами) и благополучно ринулся в сторону масштабных исторических эпиков.
 
Тем не менее, зрители в конце концов уговорили Сатаева вернуться к «Рэкетиру», о чем в последствии пожалели. Новые персонажи не понравились никому, а развитие истории воскресшего Саяна не вызвало никаких чувств, кроме досады и убеждения в том, что первый фильм в большей степени держался на обаянии Бисенбина. Несмотря на все это в криминал начали приходить деньги, как бы двояко это не звучало.

В 2014-2015 годах на экраны вышло три довольно дорогостоящих (по казахстанским меркам) криминальных фильма – «Кенже» Ермека Турсунова, «Весь мир у наших ног» Саламата Мухаммеда-Али и «Ограбление по-казахски» Каиржана Орынбекова. Ни одна из этих работ не смогла отбить вложенные в производство деньги, равно как не удалось это и скромно вышедшему «казахфильмовскому» проекту «Жол» Аскара Узабаева.

В прошлом году околокриминальное кино пережило своеобразный ренессанс благодаря драме Нуртаса Адамбая «Тараз» и ностальгической картине все того же Акана Сатаева «Районы». Впрочем, зрительский интерес во многом был связан скорее с именами постановщиков (все-таки, и Акан, и Нуртас стали зарекомендовавшими себя брэндами в отечественном кино), нежели тематикой.

В будущем году тема криминала в казахстанском кино будет поднята лишь косвенно в проектах «Стрельба в 11-ом микрорайоне», который должен стать дебютом Адильхана Ержанова в жанровом кино, в военном боевике «Шестой пост» Серикбола Утепбергенова, ну и, наверняка, в «Бизнесменах» Сатаева, хотя сам режиссер заявлял, что фильм будет сосредоточен на теме бизнеса.
 
Текст: Карим Кадырбаев