«Мы собираемся не для того, чтобы заработать денег»

- …Про «Зовите меня Джордж» я могу сказать совсем немного. В этом музыкальном спектакле я участвую вместе с Айсулу Азимбаевой и Евгением Жумановым: я всегда мечтал с ним познакомиться, сейчас рад встречать его на репетициях. Его интересно слушать! На сцене вместе с нами будут лучшие музыканты нашего города – те же ребята, что задействованы в постановке «Счастливые поют». После успеха «Счастливые поют» продюсер Анатолий Цой решил делать второй музыкальный спектакль. Я сразу согласился участвовать, потому что автор идеи спектакля певица и педагог Ирэн Аравина щедро делится своими знаниями. Ну и, конечно же, режиссер проекта – несравненная Галина Пьянова. Мне кажется, не должно быть спектаклей просто для развлечения, должны быть для образования тоже. Эта постановка именно такая.

 Любопытно, какой там сценарий?

- Сценария как такового нет. Есть биография великого американского композитора и пианиста Джорджа Гершвина, которую я сейчас изучаю. Это будет импровизация с участием артистов, продюсеров, музыкантов, сыгравших важную роль в жизни Гершвина. Нам будет что поиграть. Галина хочет, чтобы это был очень качественный не только музыкальный, но и танцевальный проект: с приглашенным хореографом из Киева мы сейчас разрабатываем 7 полноценных танцевальных мюзикл-номеров. «Зовите меня Джордж» будет очень стильным спектаклем. До премьеры осталось всего ничего: мы репетируем вечерами, до полуночи, часа ночи.

 Это же проектный театр?

- Да. Театр, четко выверенный в плане творчества, финансов, актерского состава. Но это не значит, что постановка сделана исключительно для заработка. Это полноценный театральный продукт. Мы собираемся для того, чтобы поговорить на определенную тему и поделиться со зрителями своими мыслями. Я уверен, что эти спектакли разбудят в зрителе доброе, правильное, хорошее. Они с музыкой, с человеком, с Богом. Поэтому мне очень радостно, что я участвую в них.

«Счастливые поют» стал коммерчески успешным: изначально билеты продавали по 2000 тенге, а когда появился спрос, то стало возможным поднять цены до 4000-5000 тенге. Такая же судьба может сложиться и у «Зовите меня Джордж».

Если бы в стране все было по-другому, то я бы занимался только театром.

 А в биографии Гершвина вас зацепило что-то?

- Интересно то, что он – «человек профессии», мастер на 100%. Меня всегда привлекали люди, которые всю жизнь отдаются чему-то одному, а не прыгают с одного дерева на другое, как принято сейчас, в наше универсальное время. Я, например, вынужден сейчас заниматься не только театром, но и уходить в кино и коммерческие проекты, чтобы прокормиться. Если бы в стране все было по-другому, то я бы занимался только театром.

 Несколько лет назад в интервью вы также говорили о финансовой неудовлетворенности…

- Да, ничего не меняется. Прорыва не случилось…

 Я вижу в Казахстане некий всплеск интереса к театру, большое количество новых проектов, но денег все равно больше не стало?

- Не стало. В истории театра, как мне кажется, никто не преследует целью деньги, кроме театральных продюсеров. Когда после очередной премьеры начинаются серенады о том, как это было великолепно, блистательно, я говорю сам себе: «Ну и что, что ты получаешь 60 тысяч тенге в месяц, зато нужен людям».

 Как справляетесь с финансовой неудовлетворенностью? Откуда черпаете силы?

- По-разному. Бывает, что благодаря коммерческому проекту ты на какой-то период становишься финансово независимым, некоторое время чувствуешь себя ни в чем не нуждающимся. А бывает все плохо, и ты думаешь: «Был бы сейчас хотя бы 1 миллион тенге, чтобы закрыть ремонт машины, оплатить пятое-десятое и купить себе новые кроссовки». Люди думают, что у артистов много денег… Часто гаишники говорят: «Да вы же артист, вы же много получаете». Много, может быть, и получает тот, кто живет в той-бизнесе, играет по его правилам. Но я, к сожалению, не в той обойме.

 Гаишники узнают?

- Да, узнают. Некоторые даже в театр приходили. Оказывается, полиция ходит в театр! Некоторые видели меня в роли полицейского в «Прямопотолеби», хвалят: «Так здорово, так интересно». А кто-то говорит наоборот: «А, вы работали ведущим на Первом канале, на «Голосе»! Тогда с вас штраф не 100, а 200 тысяч. Звезда, давай плати мне!»

 

Планирую ехать учиться в Россию

 Что сейчас интересного происходит в казахстанском театре - вашими глазами?

- Мне сейчас как человеку и зрителю очень интересно видеть современные постановки театральные, когда даже сам актер не является основным действующим лицом на сцене, когда на сцене используются различные арт-объекты. Но такого у нас пока нет. Есть лишь единичные проблески.

Я очень рад, что появилась площадка «Трансформа» с молодой театральной командой. Еще есть театр «Жас Сахна». Еще есть наш театр ARTиШОК, который вывозит театральные постановки за рубеж, где они оцениваются на международных фестивалях. Но это происходит достаточно редко и чаще всего по дружбе. Благодаря худруку Галине Пьяновой наш театр экспериментирует, здесь появляются новые молодые режиссеры. Быть может, уже в следующем году в ARTиШОКе на большой сцене случится свой собственный театральный фестиваль. Было бы здорово, конечно, привозить именно то, что интересно: интересно в первую очередь артистам. Чтобы было вдохновение работать дальше. А пока что в этом году мы сами едем на фестиваль Центра Мейерхольда в Москве, будем показывать спектакль по пьесе Натальи Ворожбит «Уят».

 Будете переводить афишу для москвичей?

- Думаю, нет. Москва уже больше, чем наполовину азиатская – очень много людей из нашего региона. Думаю, поймут. Я недавно был там: некоторым людям, чтобы общаться со своими сотрудниками, приходится учить киргизские, узбекские, казахские слова.

 Вы были по работе или…?

- По работе. У меня планы связаны с Москвой. Я из тех, кто пытался всегда оставаться в Казахстане и доказывать самому себе, что здесь все возможно: где сложно – там интереснее. Но прошло уже достаточно много времени с момента окончания московского вуза в 2009 году. И пока еще есть желание и силы, то надо пробовать себя в роли театрального и кинорежиссера. Поэтому планирую ехать учиться в Россию.

Это все благодаря ARTиШОКу. Если бы я устроился в какой-нибудь государственный театр, то давно бы уже сказал: «Ой, как клево: и зарплата капает, и обеспечение есть». ARTиШОК выживает сам. Мы настолько друг другу близки, что, если один человек выпадет, то большая вероятность того, что театр может закрыться. Я очень люблю этот театр за то, что он в прямом смысле слова создавался кровью и потом в течение долгих лет. Вероника Насальская, Елена Набокова, Елена Тайматова, Галина Пьянова… Я рад, что сегодня могу выходить на одну сцену в партнерстве с той же Леной Набоковой в «Дон Кихоте».

Я благодарю портал АФИША.kz, что он собирает какие-то вещи и транслирует. Значит, есть надежда, что завтра будет лучше, что будет жить культура в городе, что нас когда-нибудь услышат городские чиновники.

 Татуировка на вашей шее. Что за фильм, для съемок в котором она нанесена?

- Это авторское кино, короткометражка. Режиссер – молодой казахстанец, получивший два высших образования в Лос-Анджелесе. Подробнее рассказать не могу, потому что артисты суеверные…

 Вы согласились, потому что вас зацепил сценарий, или по дружбе?

- Материал понравился. И потому что это некоммерческий проект. Я все-таки полагаю, что артист не должен соглашаться на все, что ему предлагают. Иначе это получается… проституция.

 А, вообще, от многого отказываетесь?

- Да, мне часто предлагают какие-то короткометражные работы, студенты Академии Жургенева часто пишут. Вот сейчас я с одним парнем в контакте, он написал очень хороший, интересный сценарий – я, скорее всего, соглашусь, если мне хватит времени. Потому что стоит ценить то время, в котором ты живешь, в котором что-то с тобой происходит. И когда тебе что-то предлагают, обязательно нужно дать контакт, понять, прочесть. И если вдруг что-то цепляет, то, конечно же, создавать. Из интересных коммерческих проектов – этой осенью выйдет картина «Финансист». Будет здорово!

Я начал понимать, что время бежит быстро. Лет 5 назад казалось, что времени очень много. Сейчас нет такого ощущения. Молодежь очень сильно начинает давить своей легкостью, пофигизмом. 17-20-летние поэты, певцы, актеры – они совершенно другие. Они себя чувствуют свободно, ни к чему не привязаны, безответственные, пускай, без морали, но в этом есть какой-то огонь и какая-то красота.

 

 

 Есть ли что-то, о чем мы не спросили, а вам хочется рассказать?

- Здорово, что в наше время вновь есть такой портал, как Afisha.kz. Ведь есть города, где такого издания вообще не существует, потому что там вообще нечего смотреть. Я благодарю портал, что он собирает какие-то вещи и транслирует. Значит, есть надежда, что завтра будет лучше, что будет жить культура в городе, что нас когда-нибудь услышат городские чиновники.

Текст: Ольга Пастухова

Фото из личного архива Чингиза Капина