В казахстанском прокате стартовали сразу две картины, одна из которых носит «остроумное» (по мнению авторов) название «Не египте мне мозги». И именно с этой просьбой хочется обратиться к авторам второго фильма, которые позиционировали картину «Облако на крыше» как первый урбан-фэнтези, снятый в Казахстане.

В центре сюжета, если весь этот воспаленный бред можно назвать сюжетом, история некоего брокера, о котором мы знаем лишь то, что жена им очень недовольна. За душу брокера борются молодые люди модельной внешности, которые вроде как изображают ангелов и демонов, но это не точно. В «Облаке на крыше» в принципе очень мало точных вещей.

 

 

Вообще, к формулировке «первый казахстанский» в отечественном кино всегда нужно относиться с опаской. Потому что, например, у нас было уже штук пять «первых отечественных фильмов ужасов». Но в случае с «Облаком на крыше» режиссер Али Шер Сулейменов и его соратники не обманули. Это, действительно, первый казахстанский опыт экранизации ЛСД-трипа, почему-то преподнесенный зрителю как урбан-фэнтези.

Фактически, весь фильм состоит из двух бесконечно длинных и тоскливых эпизодов, каждый из которых под завязку набит поверхностным символизмом, отчего глаза и мозг зрителя начинают кипеть и пузыриться уже примерно на десятой минуте хронометража.

Попытка сделать «нетипичное для Казахстана кино» была подкреплена крайне нетривиальными операторскими и художественными решениями. В частности, вся первая половина фильма, которая разворачивается в ночном клубе имени Содома и Гоморры, настолько плотно нашпигована крупными планами, что после просмотра фильма можно в мельчайших деталях составить фоторобот актера Вахида Изимова, сыгравшего роль коварного демона-соблазнителя. Демон сначала спаивает главного героя, параллельно поздравляя его и с Днем рождения, и с Хэллоуином, а, судя по реплике про то, что это единственная ночь, когда мы можем сказать своим любимым все, - еще и с днем Святого Валентина. А потом ему шарики дарит, которые он покупает у клоуна. Тот в свою очередь тоже что-то символизирует. Наверное.

Параллельно с изысканными операторскими и монтажными решениями художники-постановщики, которые перед съемками, вероятно, обнесли с десяток антикварных лавок и контактный зоопарк (или террариум), швыряют в кадр животных и различную рухлядь: это как бы должно намекнуть на потустороннее происхождение животных и рухляди, но больше подталкивает к мысли, что у съемочной группы напрочь отсутствует чувство меры и вкуса.

Битва добра и зла здесь представлена перманентно носящимся в кадре трио мужчин (назовем их темными силами) и таким же количеством девочек в костюмах из кислотных клипов конца 90-х годов. Причину их бесконечной беготни по улицам Алматы объяснить сложно. Возможно, они бегают в рамках рекламной кампании очередного марафона, но это тоже не точно. Потому что как вы помните, здесь вообще сложно понять, что точно, а что плод больной фантазии самого плоского в истории человечества главного героя фильма.

 

 

Кстати, о главном герое. Всю вторую половину фильма он проведет на крыше, которая в конце вместе с ним куда-то уедет, а потом вернется на место. И это все, что можно сказать о второй половине фильма. Хотя нет. Еще мы узнаем, что герой женат на самой жуткой мегере, которую вообще только можно представить. Супруга обвинит его сначала в бедности, потом в том, что он дом не построил, потом назовет его инженером, затем брокером, потом заявит об измене и добьет все отсутствием половой жизни. Все это она реализует посредством видеосообщений на телефон. Вот такой оригинальный способ скандалить у женщины.

Что касается диалогов, то они на все сто процентов соответствуют созданному персонажами и реквизиторами антуражу. Они так же пафосны, цветасты, убоги и несут чрезвычайно важную смысловую нагрузку, но исключительно для создателей фильма. Для зрителя же они звучат, как обрывки гороскопа на последней странице областной газеты.

Зато в «Облаке на крыше» есть мораль. Точнее морализаторство, подкрепленное фразой «Открой свое сердце». Суть его заключается в том, что правильно жить – это хорошо, а неправильно жить – это по ходу плохо. Но это тоже не точно.

Вообще после просмотра режиссерского дебюта Али Шера Сулейменова возникает много вопросов. Первый – это, конечно, «за что они так со мной?», но главный все же - «с какой целью это выпустили в прокат?». Картина явно не найдет отклика у широкой зрительской массы, которая хорошо если выдержит сорокаминутный карнавал грехопадения в первой части фильма.

P.S. И, да, о фэнтези. Фэнтезийный элемент здесь заключается не столько в модных ребятах, что бегают по городу в поисках справки о психическом здоровье, сколько в допотопной компьютерной графике, ностальгически отсылающих зрителей к мистическим сериалам 90-х и компьютерным играм на первый PlayStation.

Текст: Карим Кадырбаев

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции