С какого возраста ребенка стоит водить в театр? Пожалуй, лет с 4-5. До этого возраста дети, как правило, не готовы высидеть и понять все происходящее на сцене: малыши отвлекаются, засыпают, начинают канючить, проситься в туалет и прочее. Это особенности возраста, связанные с физиологической невозможностью концентрироваться на чем-либо: появилось что-то новое – ребенок переключился. Но что, если дети ходят по сцене и прямо влияют на развитие сюжета? То есть, по сути, перестают быть зрителями и становятся полноправными участниками представления. И театр для них становится игрой, оторваться от которой невозможно.

Представление о возрасте, когда пора становиться театралом, меняет baby-программа фестиваля «Откровение»: в ней заявлено 6 спектаклей, один из них подойдет даже грудничкам, которые только научились держать голову. Так и написано: детский иммерсивный спектакль «Лес» московского проекта «Бэби лаб» для детей от 6 месяцев до 3 лет и их родителей. Постановку показали трижды днем 7 февраля в культурном пространстве «Трансформа», что находится в башнях Almaty Towers.

Пожалуй, здесь требуется уточнение - что такое иммерсивный спектакль. Это действо с эффектом полного погружения зрителя в сюжет постановки. Их еще называют променадами и бродилками. Городские квесты – часть этого тренда, но, все же, отдельное направление. Получается как у Шекспира: «весь мир театр, а люди в нем актеры». Таким образом зрителей вовлекают в игру. А для детей, к слову, в силу возраста игра – это естественная модель познания мира. Детский иммерсивный спектакль прогулок не подразумевает. Разве, что по периметру сцены. Но погружение – с головой.

В «Трансформе» сцена для «Леса» очерчена мягкими матами – сиденьями для детей и их родителей, на которой появляются 3 актрисы и музыкант с этническими барабанами. Выступление начинается с пантомимы: зная название постановки «Лес», можно предположить, что показывают деревья. Первыми на «сцену» выходят двухлетки – девочка и мальчик. Видно, что ни дети, ни родители пока не понимают, как себя вести и пробуют ситуацию «на вкус». Мама мальчика, убежавшего потрогать стойку микрофона, несколько раз возвращает его к себе. В руках у актрис – деревянные и стальные чаши; они танцуют, как бы балансируя ими. Дети не согласны с тем, что им не дают интересные предметы, и отбирают их. Ничего: на реквизитном столе их припасено много, всем хватит. Актрисы проходят по периметру зала много раз: они рассыпают пшено, шишки, грецкие орехи. А дети перебирают их, то посыпая свои головы, то отправляя в рот. Участницы театральной труппы подходят к зрителям, приставляя по обе стороны головы чаши: в этих импровизированных наушниках слышен гул.

 

 

Потом из закромов появляются железные горшки. А детям дают в руки деревянные дубинки: ребенок бьет тяжелым об тяжелое, слышит новый звук – гулкий звон, и радуется.

 

 

Меж тем, в лесу разворачивается своя история. Идет перекличка лесных жителей, актрисы отправляют аудиопослание в зал. Вот на сцену выходит невесомая мягкая прозрачная пленка: вероятно, она символизирует снег. А может быть, это и вовсе волны, которые захлестнули лес на берегу?

 

 

Потом на сцене появляются отрезы ткани и дети на них, как на салазках, ездят по скользкому линолеуму. К этому моменту в действии участвуют почти все дети – они прыгают, бегают, относят мамам и папам найденные сокровища, мнут ткань, рвут пленку, бумагу на части, собирают кусочки, обменивают их на что-то новое. Они познают мир наощупь…

Как пролетела постановка, никто и не заметил. Однако, расходиться никто не торопится: зрителям можно продолжать играть, трогать, щупать, рвать – сколько захочется. И тут на сцену выходит самая маленькая участница представления 6-ти месяцев от роду - у мамы на руках. Весь час она пролежала на животе, внимательно наблюдая за происходящим. А сейчас, забыв про слингобусы у мамы на шее, она мнет, тянет в рот и слюнявит большой лист папирусной бумаги. Глядя на детей, которым никто ни разу не сказал классическое «низззя», думаешь радостно: это растет новое поколение театралов, которое буквально впитало любовь к театру с молоком матери (на спектакле некоторые мамы прикладывали зрителей к груди). Эти малыши будут расти и жить вместе с театром и не съежатся под грозным взором билетерши.

 

 

Каждому возрасту – свой театр! В Москве проект «Бэби лаб», показавший «Лес», развивается с 2014 года, выступления проходят на разных площадках и пользуются большой любовью мам и детей. Возможно, в будущем и у нас появится свой baby-театр, ведь тестирование формата прошло на отлично.

Текст: Ольга Пастухова