Каждый ностальгирует по-своему. У вас есть какие-то способы ностальгии по тому, что вы делали и как жили раньше? 

Ностальгия сейчас действительно в тренде. Одни ностальгируют по Советскому Союзу с его определенными ценностями, которых сейчас не хватает, другие - по старой Алма-Ате с ее атмосферой и душевными местами. Еще кто-то ностальгирует по музыке 60-х и 70-х, когда существовали реально качественные группы, и были натоящие песни с мелодией и смыслом. Я не могу выделить что-то, чего мне особенно не хватает из прошлого. Сейчас я не заморачиваюсь на тему ностальгии, а кайфую от каждого прожитого момента. Понял, что в этом суть жизни, пять лет назад, когда начал практиковать йогу. За это время я очень сильно изменился, но, прежде всего, пришло осознание того, что нужно и возможно получать удовольствие «здесь и сейчас». Буддисты говорят, что если ты не можешь изменить проблему, то, может быть, это и не проблема вовсе, возможно, стоит перестать считать ее проблемой. 

 А если ностальгически собраться группой и повторить то же самое, что было раньше. Интересно?

Все эти двадцать пять лет мы с группой продолжаем как раз заниматься тем же самым (смеется). Разумеется, мне не хочется все делать одинаково раз за разом, поэтому каждое мое выступление – это импровизация. По большей части, любое новое выступление прежде всего - для меня, ведь люди могут особенно и не заметить разницы. Вообще, все наши концерты не похожи друг на друга, иначе самим будет просто скучно. На этом новом опыте мы постоянно учимся. Любой живой концерт полон неожиданностей и это всегда форс-мажор, пусть и незначительный.

На сцене мне не хочется все делать одинаково из раза в раз, поэтому каждое мое выступление – это импровизация

 Бывают моменты, когда вы осознанно выходите из зоны комфорта и бросаете себе вызов-челлендж? 

Конечно! Каждый день, потому что это в духе йоги. Каждое новое упражнение – вызов твоей воле и физике. И это касается не только физической части нас, но и ментальной. Что такое йога? Это три составляющие: ум, душа и тело. Как правило, у человека эти компоненты находятся между собой в конфликте. Тело, скажем, хочет есть, душа – написать картину, а ум поглощен подсчитыванием бюджета. Занятия йогой приводят к единому гармоничному существованию, когда тело, душа и разум хотят одного и того же. Вот тогда и наступает счастье!

 Что касается творческого вызова: как он выглядит по-вашему и как часто происходит?

Если не постоянно, то уж точно регулярно. Без вызова нет развития! Для меня проект No Mad Karma был одним из самых серьезных челленджей. Для начала мне, 40-летнему человеку, пришлось заняться своим английским. Конечно, мы все изучали его в школе, университете, а еще мама все время твердила, что нужно его учить. Ну, кто же в детстве слушает маму? А в этом проекте предстояло оперативно решать творческие и бизнес задачи, поэтому нужно было срочно привести себя в чувство и сделать на тот момент для меня «невозможное» - свободно говорить на английском. В течение двух лет я искусственно погружал себя в среду, далекую от того, к чему привык, но в итоге освоил английский. Еще один серьезный челлендж в этом проекте - пришлось пересмотреть взгляды на собственную музыку. Когда мы познакомились и встретились с английским продюсером и барабанщиком Престоном Хэйманом, как музыкант я узнал очень неожиданные для себя вещи. Например, те песни, которые считаются хитами в Казахстане, за рубежом такого впечатления не производят. А то, что я держал где-то в запасниках, ставил на задворки новых альбомов, и что мы очень редко исполняли группой – там, на западе, вызывает огромный интерес. Например, песня «Қоңыр» вообще не считается в нашей стране хитом, и клип зрителю «не зашел», а в Америке он пользуется успехом: получил бесплатную ротацию на канале MTV и набрал 26 миллионов просмотров. По нашим меркам клип очень странный, авангардный и его практически никто не понял. Он был снят в 2005 году на простенький фотоаппарат, поэтому кадры решили стилизовать под  «рваные». В США такой стиль тогда мог себе позволить только Питер Гэбриел, и мы в то еще просто попробовали. А этнозвук кобыза и шанкобыза вообще привел американцев в восторг. Позже на основе песни «Қоңыр» мы cделали новый трек для No Mad Karma. Это тоже был своего рода челлендж, когда я должен был открыть свое сознание для тех людей, которые видят мою музыку по-другому.

 

 

 В клипе «27» с этого же альбома вы не представлены как вокалист-исполнитель, зато играете на кобызе.

И это кстати, тоже был новый вызов для меня. Для презентации альбома в Лондоне нужно было в сжатые сроки научиться играть на нескольких казахских народных инстрементах. Дело в том, что для живого выступления требовалось несколько инструменталистов-народников, но бюджета на это просто не было. Что делать? Учиться играть самому! Иначе проект не состоится, а это зря потраченные деньги, время и усилия людей, а подвести команду нельзя. В итоге я купил себе этнический двуструнный кылкобыз и месяц «ломал себе пальцы», но освоил технику игры и выучил все нужные для выступления партии.  Дальше – больше и снова челлендж: в песне «The Doctor» в этом же альбоме звучит партия домбры. И снова тот же сценарий - берется у друзей домбра, пара уроков и разучивание нужных партий. Так в Лондон на презентацию я и полетел один с двумя инструментами.

 

 

 Сейчас готовитесь к новому творческому «броску»? О чем мечтаете?

На самом деле, микровызовы происходят у музыкантов каждую репетицию. По-крупному, пожалуй, мне бы очень хотелось научиться играть на казахских народных инструментах так, что бы приблизиться к тому, как я владею роялем.  А ему я посвятил 18 лет проффесионального обучения. Еще хочется освоить какой-нибудь духовой инструмент – например, сыбызгы. Кстати, в новой песне Urker у нас как раз звучит сыбызгы, правда, для записи мы приглашали виртуозного музыканта из группы «Туран».  Но для гастролей эту партию хотелось бы научится играть самостоятельно. О чем еще мечтаю? Хотелось бы выучить испанский язык. Недавно понял, что он сильно отличается от английского. Как-то даже попытался прослушать онлайн уроки полиглота Петрова, где он за 45 минут объясняет иностранный язык, но когда решил попробовать на практике - все оказалось сложнее.

 В этом году группе URKER исполняется 25 лет. Будете подводить итоги?

Большой концерт во Дворце Республики в Алматы  - точно будет! Подводить итоги будут наши поклонники, а не мы. За 25 лет у группы никогда не было сольного концерта в этом зале. Мы играли на разных площадках, в шикарных залах по всему миру, участвовали в «солянках» и тусовках много раз, но в родном Дворце Республики - ни разу не случилось. 

 На такие круглые даты обычно приглашают друзей ?

Да, конечно, подтянем их. Кого именно - оставлю пока в секрете, пусть сохранится интрига и будет сюрприз. Еще присоединятся коллеги по цеху и это наверняка получится душевно и незабываемо. А еще мы планируем собраться первым составом. Куда же без классики на юбилей (смеется)!

 Раньше у вас был бизнес по прокату звукового оборудования. Но вы его свернули. А во что бы вы могли инвестировать сейчас?

Мне кажется, авантюризм с возрастом проходит. Самое ценное – время – я бы инвестировал в семью. Вообще, стараюсь много времени проводить с самыми близкими. К счастью, могу себе это позволить. У меня девятилетний сын и шестилетняя дочь, которые ежедневно изучают и открывают для себя этот мир. Современные дети эпохи Водолея сейчас другие, чем были мы. Они просто атомные! Каждый день нам с женой приходится решать вопрос: что делать и как воспитывать их. Уверен, что все родители сейчас в такой же ситуации находятся. Никто не знает рецептов идеального воспитания.

 В свое время отец открыл для вас мир музыки. А вы как направляете своих детей?  

Мы с женой «подкидываем» какие-то правильные ориентиры. Например, говорим чтобы они читали книги больше, чем играли в компьютерные игры. Иногда уловками, а иногда напрямую заставляем сесть и читать. Все-таки, есть такие книги, которые нельзя не прочитать в определенном возрасте. Часть хорошего из своего детства стараемся перекинуть к ним, потому что их детство кардинально отличается и, в большей степени, со знаком минус. В этом плане, мы «олдскульные» родители, поэтому очень настороженно относимся к разным новинкам.

 

 

 Как формируете их отношения с музыкой?

Дети у нас очень музыкальные сами по себе. У обоих великолепных музыкальный слух, артистичные и оба поют. Но поют совершенно другие песни: модные, рэп и хип-хоп. Конечно, как дети, они совершенно неразборчивы, могут не расслышать и такое тебе выдать. Для них папа в телевизоре – совершенно нормальное явление. Причем, стали это понимать, когда совершенно чужие люди говорили об этом. Как я прививаю им музыкальный вкус? Мои дети слышат то, что слушаю я, и этого вполне достаточно.

 Вам после окончания знаменитой «Байсы» (школы им. Куляш Байсеитовой) не хотелось отдать их в музыкальную школу?

Ни в коем случае! Потому что я точно отдаю себе отчет в том, что такое быть профессиональным музыкантом. Плавали – знаем. Для того, чтобы существовать в этой профессии, нужно быть, во-первых, экстраординарно одаренным человеком. Во-вторых, это многочасовой ежедневный и многолетний труд. Занятия музыкой еще никому не повредили, но делать из них музыкантов, которые будут «пиликать» на скрипке, сидя в оркестре, или надрываться с контрабасом – не хочу.  Если они захотят стать поп-исполнителями, то в течение двух лет им можно будет дать в сжатом виде всю программу, достаточную для того, чтобы стать поп-музыкантом. Когда они подрастут, понятие поп-музыки изменится настолько, что мы снова не будем готовыми к этому. Как сказал в одном из интервью Эрик Клэптон, «раньше мы считали крутым парня, играющего на гитаре, а сегодня такими считают диджеев». А ведь это человек, который всего лишь занимается компилятивным творчеством или смешивает чужую музыку. Тем не менее, сейчас это самые успешные музыканты.
Думаю, если мой сын вдруг захочет стать диджеем – возражать не буду. Сначала помогу ему купить первое оборудование, а потом ему придется самостоятельно заработать на его обновление, чтобы доказать свою успешность.

  Звучит очень прагматично и жестко...

В свое время у меня был такой же разговор с папой. Сначала все думали, что я пойду по академическому пути и стану писать оперы, балеты, квартеты, но потом я понял, что это не мое. После консерваторского образования я понимал, что для успеха нужно еще что-то. Когда развалился Советский Союз, вместе с ним распался и Союз композиторов, который мог давать какую-то гарантию. Нужно было успеть «запрыгнуть в уходящий поезд» и тогда я решил стать поп-музыкантом. Отец сначала критически относился к этому, но потом, когда я принес ему первый альбом и включил его, он поддержал меня: подсказал, к кому обращаться за хорошими казахскими текстами, направил к правильному звукорежиссеру, договорился со студией. Тогда он понял, что мое занятие музыкой имеет смысл, да и популярность поп-исполнителя при любом раскладе была бы больше. Отец успел застать период моей популярности, и я очень рад, что он увидел результат наших трудов.

Раньше мы считали крутым парня, играющего на гитаре, а сегодня такими считают диджеев

 Если сын предложит записать совместный тек, скажем, рэп на казахском, дадите добро?

Совместный трек – хоть сейчас, я всегда открыт к таким экспериментам. А вот по поводу рэпа – возможна только коллаборация. Сейчас существует колоссальный пул артистов, которые успешно работают в этом направлении. Моя ниша - другая. Я не умею сочинять стихотворные формы для рэпа, тем более как правило, те кто читают рэп, его же и пишут. Это очень важно, потому что в этом есть своя харизма, стиль, энергетика.

 Популярность со временем утрачивается, но это не про вас.  В чем выражается ваше тщеславие?

Я очень много работаю над своим «эго». Это самая главная борьба в моей жизни. Что касается тщеславия и звездной болезни – я все это проходил. Не могу сказать, что я легко пришел к известности: преодолел трудный путь непонимания. Поэтому, когда достиг успеха, возможно, что-то такое и произошло. Наверное, стал ценить себя больше, и это стало заметно мне и окружающим. Жизнь такова, что хочешь того или нет, но ты меняешься вместе с ней. С новыми знаниями ты становишься проще, в хорошем смысле этого слова. Тогда и отпускаешь все лишее, наносное. Я простил всех и надеюсь, что все простили меня. Такие знания пришли ко мне к сорока годам. К некоторым это осознание так и не приходит. Некоторые понимают слишком поздно, а везет тем, кто понимает это по молодости. У каждого своя жизнь и свой жизненный путь. Я стал абсолютно счастливым с тех пор, как перестал заморачиваться в отношении некоторых вещей.

 

 

 

 Что произошло, когда возникла такая необходимость в духовном росте?

В какой-то момент я почувствовал острую необходимость измениться. Понял, внутри что-то идет не так. В этот момент никто не пришел ко мне, и не сказал рецепт. Потребность в изменении не возникла в один день, она накапливалась годами. Меня перестало устраивать то, как я  жил до этого. Нужно было за что-то зацепиться и начать раскручивать с этого момента нового себя, то есть, начать делать себя заново. Тогда стал практиковать йогу и вегетарианство…

Прошло пять лет, а это совсем небольшой срок для духовного роста. Знаю людей, которые живут отшельниками с набедренной повязкой в Гималаях по несколько лет. Но, в такие крайности впадать я не планирую, потому что все-таки человек социума. У меня есть определенные задачи и обязательства, которые я должен выполнить.

В какой то момент внутри возникло то самое чувство, когда нужно за что-то зацепиться и начать раскручивать с этого момента нового себя, т.е начать делать себя заново.

 Стать вегетарианцем для казахского мужчины в умах большинства - нонсенс. Не испытываете давления со стороны общества?

Это миф и, слава богу, в моем кругу таких примитивно мыслящих людей нет. Среди моих знакомых количество вегетарианцев и тех, кто стремится к этому  - только растет. Мой переход произошел не из-за желания быть в тренде или привлечь к себе внимания, а естественным путем, через осознание. Кстати, моя жена и дети едят все, что хотят. При этом мой выбор жена поддерживает отдельным вегетарианским столом.
Вообще, я не отношусь к веганам, которые не употребляют в пищу все, что животного происхождения. В моем рационе питания исключены только мясо и птица. Рыбу, яйца и молоко я пока что ем. Любопытно, почему никто не удивляется, если в гостях человек отказывается от фруктов или, например, лука. Но, когда ты говоришь о том, что не ешь мясо, тут же миллион вопросов. Илья Ильин – тяжеловес, чемпион мира – вегетарианец. Он похож на парня, которому не хватает энергии? Забудьте про это. Энергия содержится в «живой» пище, а не в животных, которых убили. Какая может быть энергия в дохлой корове?
 

 

 Если в целом посмотреть на вашу карьеру: популярность, признание, авторитет. Что дальше?

Такой вопрос я себе не задаю. Мне в голову даже не приходило выстраивать какие-то четкие графики. Это все одна жизнь, и я ей живу, как умею. С возрастом я перестал загадывать. Есть у Джона Леннона хорошая фраза: «Жизнь – это то, что происходит с тобой, пока ты строишь планы».
 

Текст: Милена Ершова, Екатерина Лейман
Фото: из архива Айдоса Сагата

Благодарим за содействие в организации интервью Esentai Mall