Существует ли жизнь после крупных музыкальных проектов? 

Артем Пиндюра: После музыкальных проектов, таких как шоу «Хочу к Меладзе», жизнь переворачивается с ног на голову. Это первый серьезный шаг на пути к прыжку в «пучину» шоу-бизнеса, чтобы приблизиться, наконец, к своей цели и заняться тем делом, о котором ты мечтал всю жизнь. Еще это огромная поддержка со стороны коллег, наставников и особенно зрителей, ведь шоу транслировалось не только в России. «Хочу к Меладзе», например, показывали сразу в четырех странах в прайм-тайм. 

Никита Киоссе: Жизнь артиста после крупных телевизионных проектов меняется очень сильно. Буквально на следующее утро после эфира ты можешь проснуться знаменитым. В нашем случае так и случилось. Первые месяцы после проекта были просто сумасшедшими. Столько внимания обрушилось сразу на неподготовленную психику. Казалось, можно сойти с ума, но мы с парнями справились. 

Анатолий Цой: Все перевернулось, и жизнь стала более яркой и насыщенной.

Первые месяцы после проекта были просто сумасшедшими. Столько внимания обрушилось сразу на неподготовленную психику. Казалось, можно сойти с ума, но мы с парнями справились. 

 Бойзбэнд – это хорошо или плохо? Какие плюсы и минусы нахождения в группе можете отметить?

Артем: Из плюсов можно выделить однозначно то, что каждый из нас дополняет друг друга, имеет разный тембральный окрас и собственные фишки. Очень круто, когда в группе есть три разных тембра. Из минусов –сложно порой найти общий язык в процессе написания музыки. Мы втроем очень разные, поэтому и музыка нам нравится разная. Нахождение компромиссов в этом случае и является той самой золотой серединой, благодаря которой получается интересный симбиоз трех непохожих характеров и тембров.

Никита: Группа – это, в любом случае, здорово, ведь есть люди, на которых ты можешь положиться. Например, попить воды во время выступления, да и на гастролях веселее. Минусы есть, но они незначительные.

Анатолий: Бойзбэнд – это хорошо, естественно. Посмотрите на группу «Иванушки International», которые живут счастливо вот уже 25 лет. Минусы – не всегда хватает еды в гримерке на всех (смеется).

 Образ каждого из вас – это продюсерское решение или вы такие же типажи в жизни?

Артем: Нет, это не продюсерское решение, это «решение» наших родителей, друзей, сферы обитания. То, какими нас видят в клипах и песнях, соответствует действительности. Над образами мы не работали совсем.

Никита и Анатолий: Мы абсолютно такие же и в реальной жизни.

 Насколько сейчас образ «вечных мальчиков», созданный четыре года назад, остается комфортным для вас и вашей аудитории спустя четыре года? Кто такие MBAND сейчас?

Артем: Однозначно, образ «мальчиков», который был создан четыре года назад поменялся. Выросли и мы, и наши поклонники. Иногда забавно наблюдать, как те девочки, которым было 15-16 лет, теперь уже достаточно взрослые девушки. Все поменялось. Дай бог, мы дальше будем только расти, как и наша многочисленная аудитория.

Анатолий: MBAND – это та группа, которая повзрослела на четыре года вместе с фан-домом.

Никита: Я думаю, что тогда эти парни не знали, что с ними происходит. Сейчас мы почти волки. Уверенность и осознанность – наши ключевые изменения за все четыре года. Я считаю, что мы становимся только лучше.

 

 

 Какую программу обычно привозите с собой на гастроли в различные города? 

Артем: Мы привозим полную концертную программу – большой сольный полуторачасовой концерт: новые песни и уже нашумевшие хиты. Стараемся дарить нашим поклонникам крутое и драйвовое шоу с живыми музыкантами, качовым звуком. 

 Как выглядит сцена и зал вашей мечты?

Анатолий: Мой зал и сцена мечты – Уэмбли Арена. 

Никита: Знаете, тут вопрос даже не в зале мечты, а зрителе мечты. Выступать можно на любой площадке, будь то улица, зал на тысячу мест или огромная спортивная арена, ведь главное на ней – зритель. Хочется, чтобы концерты всегда проходили ярко, здорово, шумно, потому что музыка – праздник. Мы стараемся концерт в каждом городе проводить как неповторимый праздник.

Артем: Я всегда мечтал прыгнуть со сцены в толпу, чтобы она меня поддержала и понесла по огромному залу. Правда, сейчас я вряд ли могу позволить себе с 80-килограммовым весом прыгнуть в хрупкие женские ручки. 

Наша музыка сейчас – один сплошной эксперимент, состоящий из музыкальных противоречий, смешения вкусов и стилей, поэтому место экспериментам есть практически каждый день, когда мы на студии.

 Как могли бы охарактеризовать свою музыку на современном этапе? Есть ли в ней место музыкальным экспериментам? 

Артем: Наша музыка сейчас – один сплошной эксперимент, состоящий из музыкальных противоречий, смешения вкусов и стилей, поэтому место экспериментам есть практически каждый день, когда мы на студии. 

Никита: Обязательно! Музыкальные эксперименты есть всегда! Мы стараемся следить за трендами, проявлять себя. Ни в коем случае не следуем ни за кем, а четко выдерживаем свою линию. 

Анатолий: Конечно же, в нашей музыке есть место регулярным экспериментам. Всегда пробуем что-то новое. 

 Вы - поп-музыканты. Не хотелось бы попробовать иные направления в музыке?

Никита: Популярная музыка – это совокупность направлений. Сейчас происходит такое колоссальное смешение культур и стилей, что это и называется поп-культурой. У нас, например, есть рэп. Константин Меладзе – мастер классической и симфонической музыки. В нашей музыке часто используются скрипичные партии.

Артем: Поп-музыка сейчас настолько разнообразна, что ее нельзя зажать в рамки одного жанра. Сейчас здесь могут использоваться и элементы звучания рока, хип-хопа и даже электронной музыки. Все зависит от фантазии. Другое дело, что музыка должна быть понятной. В этом плане я считаю, что даже интереснее работать в жанре поп-музыки, потому что написать песню, понятную всем, сложнее, чем замысловатую, доступную единицам.

 

 

 Если бы вы писали музыку или тексты, то для каких артистов? Занимались бы продюсированием клипов?

Анатолий: Пишем музыку и тексты для артистов группы MBAND.

Артем: Мы пишем музыку и тексты, но для себя. С удовольствием занимались бы продюсированием клипов, но, считаю, что к этому нужно прийти, потому что это не так просто, как кажется на первый взгляд. Все-таки в клипе, помимо красивой картинки, должна быть идея и сюжет.

Никита: Сложный вопрос. В России и Казахстане очень много талантливых артистов, с которыми я бы хотел поработать. Все, что касается творчества, мне все очень и очень интересно. Я могу делать любую музыку.

О соло говорить еще рано, потому что мы не вывели пока группу на тот уровень популярности, которого бы нам хотелось. Как говорится, если и уходить в сольные проекты, то на самом пике.

 Может ли каждый из вас представить себя в сольной карьере? Кто и в каких направлениях смог бы работать? А чего бы старались избегать?

Артем: Думаю, что каждый из нас представлял не раз себя в сольной карьере, еще до прихода в MBAND. О соло говорить еще рано, потому что мы не вывели пока группу на тот уровень популярности, которого бы нам хотелось. Как говорится, если и уходить в сольные проекты, то на самом пике. Пока что мы стремимся к этому пику, а дальше посмотрим. 

Никита: Сольная карьера обязательно будет в светлом будущем. Это все впереди. А пока продвигаем бренд MBAND как лучшую группу России и не только.

Анатолий: Каждый из нас может быть прекрасным сольным проектом. Тема мог бы быть крутым рэпером, Никитос - выступать в самых модных музыкальных направлениях и писать музыку, а я - петь шансон и сниматься в кино.

 Поклонники вашей группы – какие они?

Артем: Поклонники нашей группы очень разные! Они имеют разный возраст, разный пол. Недавно я поймал себя на мысли о том, что все больше и больше парней начинают тоже слушать музыку нашей группы.

Никита: Они самые офигительные и самые лучшие, самые преданные и самые громкие. За эту преданность мы благодарим их каждый раз.

Анатолий: Наши фанаты – самые активные, лучшие и позитивные люди. Мы их очень любим. 

 Какой самое трогательное или неожиданное проявление фанатской любви вам запомнилось?

Анатолий: Трогательно, когда нам на концерты приносят еду, особенно, приготовленную своими руками. Вот такое неожиданное проявление фанатской любви. 

Артем: Самое трогательное проявление фанатской любви – это, наверное, когда маленькие дети поют наши песни. Однажды увидел в Интернете, как пятилетняя девочка занимается в музыкальной школе и исполняет нашу песню под фортепиано. Видно было, что она очень старается, и ей это нравится. Это одно из самых искренних и трогательных проявлений, потому что ребенок никогда не станет тебя обманывать. 

Никита: Я почему-то первым делом вспомнил девочку-поклонницу из Екатеринбурга. Она постоянно следит за нашим творчеством, приезжает на концерты в Москву. В Екатеринбурге провожала и встречала нас в аэропорту. Знакомила нас со своей маленькой собачкой. Это, пожалуй, самое трогательное проявление фанатской любви. Очень приятно! Спасибо, что таким вопросом помогли вспомнить эту прекрасную малышку.

 

 

 Каким образом реагируете на хейтеров? Где «бороться» с ними проще: в социальных сетях или реальной жизни?

Анатолий: Мы с ними не боремся и реагируем на них очень ровно. «Если о тебе говорят, значит все идет хорошо», - так однажды нам сказал Константин Меладзе. 

Артем: На хейтеров реагирую очень нейтрально. Считаю, что в них нет ничего плохого. Наверно, в этом и состоит суть артиста – он всегда находится под пристальным вниманием аудитории. За твоей жизнью постоянно следят, интересуются. Кому-то она нравится, кому-то – нет. Всем угодить невозможно! Я отношусь к этому очень просто. Порой хейтерские комментарии меня очень забавляют. В реальной жизни бороться с этим, разумеется, проще: встречаются они почему-то не так часто. Такое ощущение, что они живут в отдельном Хейтерлэнде и оттуда пишут свои комментарии, потому что в жизни я их практически не встречал. 

Никита: Да не нужно с ними бороться! Хейтеры были всегда, во все времена. Они здорово мотивируют и способствуют росту. Но обращать внимание на них, думаю, не стоит. Нужно заниматься своим делом – музыкой. 

 Если отбросить звездную сторону жизни, какие вы? Расскажите по одному неожиданному факту о себе.

Артем: Я, если отбросить звездную сторону жизни, очень зависимый от эмоций человек. Без эмоций мне становится грустно жить. Очень вспыльчивый и эмоциональный, но отхожу довольно быстро. 

Никита: Неожиданный факт от меня – я принимаю ванну утром и вечером. 

Анатолий: В жизни мы веселые, порой – грустные. Факт: я кореец (смеется). 
 


 

Текст: Катя Лейман, Кирилл Галеев
Фото из личного архива героев