После успеха картины «Тараз» Нуртас Адамбай вновь ступает на территорию серьезного кино, представляя казахстанским зрителям психологическую драму-триллер «Лифт». Это уже 6-ой фильм автора «Келинки Сабины», и, по словам Нуртаса, снимать не только комедии и не только коммерческие фильмы – его осознанная позиция: хочется пробовать новое, двигаться дальше, заставлять зрителя думать; не все же смеяться.

Фильм рассказывает о молодом мажоре Тимуре, вобравшем все болезни широко распространенного на казахстанских просторах типажа: в дорогой машине, малодушный, избалованный папенькин сынок с большими деньгами и маленьким сердцем, бросивший беременную девушку.  Едва успев смахнуть с носа следы кокаина, он застревает в лифте с охранником предпенсионного возраста Аскаром. Здание построено, но не сдано в эксплуатацию, поэтому в огромном небоскребе никого не будет с вечера пятницы и до утра понедельника. И никто не хватится заточенных в лифте: все думают, что Тимур улетел в командировку, а охранник только заступил на многодневное дежурство. Таким образом, у героев будет двое с половиной суток, чтобы познакомить друг друга с правилами жизни на своей стороне.

Как известно, делать камерные фильмы, снятые в одной локации – задача архисложная, требующая ювелирных диалогов и микрохирургического препарирования характеров. В этих же самых пустынных проходах «Есентай тауэр», где осенью 2017-го Акан Сатаев снял такой же нехарактерный для казахстанского кино ильм «Она», Нуртас Адамбай рассказывает свою историю. Автор помещает героев не просто в одну среду или одну комнату – в клаустрофобическое по сути пространство 2х2 метра, намеренно усложняя себе задачу, чтобы история получилась еще более однозначной. Аскар и Тимур по возрасту, ментальности и, самое главное, социальному положению – два разных полюса: у них нет совершенно ничего общего, кроме случайно объединившей их проблемы. Если бы не лифт, они – как два берега одной реки - никогда в этой жизни не столкнулись бы и не получили возможность сказать друг другу больше пары слов.

В этом сценарист и режиссер Адамбай действует очень точно, выпестовывая символизм с использованием всех доступных обстоятельств. Операторская работа в сложных сценах с маленьким пространством, как и монтаж этих кадров – на высоте. Зрителям периодически демонстрируют шахту: лифт висит между небом и землей, судьба героев на волоске. Лифт застрял – это единственный способ остановить бег времени, дать высказаться маленькому человеку. Исбек Абильмажинов отлично справляется с ролью уставшего от испытаний и бесконечно одинокого почти старика, пустившего жизнь под откос. Жандос Айбасов – тоже хорошее попадание в кастинг: в фильме очень уместна его «капризная губа» и фирменная мажорская отрешенность от мирских проблем, которой он остается верен до самого прихода лифтеров. Но те жалкие (и весьма сомнительные в случае показаний на отца) уступки, на которые он идет после вызволения из плена – это самая предсказуемая и слабая часть фильма, не считая флэшбеков Аскара. Конечно, Тимура встряхивает пережитое, заставляет посмотреть под иным углом на совсем уж гадкие поступки, но настоящего катарсиса мы не наблюдаем. Потрясения нет. Почему?

 

 

Своей новой картиной Нуртас Адамбай берется за важную и благородную задачу - вскрыть сразу несколько серьезных проблем нашего общества, среди которых социальная разобщенность и социальная ненависть, детские травмы, фрейдистские вопросы и характерная для нашего менталитета неоднозначная роль отца в воспитании детей, одиночество, беззаконие… и толком не преуспевает в исследовании ни одной из них. В первую очередь, сыграла не на руку картине очевидность, дефицит иносказательного киноязыка. Герой повествует о суровом отце, об избиении женщины – в кадре суровый отец и избиение женщины. Вот речь о мужчине, потерявшем себя, скатывающемся в социальную пропасть – на экране пьяный опустившийся мужик, да еще и сцены явно затянуты. Сама история охранника Аскара не впечатляет не только толстокожего Тимура в броне из дорогого костюма и туфель за 2000$, но и зрителя; фактически, это история каждого второго-третьего мужчины в нашей стране, зарабатывающего себе на хлеб сутки-через-двое. Чтобы содрать кожу с людей в зале, линию главного героя, возможно, следовало бы уплотнить, выписав куда более тонкие изломы судьбы и подобрав для них менее буквальные иллюстрации.

Год назад к теме отцовства обратился Серик Апрымов в фильме «Звонок отцу». Обойдясь минимумом средств, взяв камеру в руки, Апрымов снял в умирающем ауле лаконичный и невероятно пронзительный фильм. Но «Звонок отцу» - фестивальное кино, которое вряд ли дойдет до широкой публики, а коммерческий режиссер Нуртас Адамбай точно приведет на свой фильм зрителя: и в этом его ценность. Когда такие несомненные лидеры мнений как Кайрат Нуртас или Нуртас Адамбай высказываются на острые социальные темы - изнасилования, насилие в семье или социальное неравенство, художественные вопросы отходят на второй план. Если социальные лифты в стране не работают, то вся надежда хотя бы на вот такие «лифты» в кино.
 

Текст: Юлия Новикова
Мнение редакции может не совпадать с мнением автора
Благодарим за приглашение на предпоказ компанию Sulpak cinema и кинотеатр Chaplin Mega Park